«Восток – дело тонкое»: исламский фактор в мировой политике

11 февраля в Иванове, в рамках курсов «Академия молодых политиков», организованных молодёжным движением «Новый Рубеж», прошло занятие, посвящённое исламскому фактору в современных политических отношениях. Молодёжь должна понимать, что проблема гораздо шире и многообразнее, чем её пытаются показать нам в СМИ, научиться отличать набор стандартных мифов и стереотипов от реальных фактов, которые стоят за громкими словами.

 

yYpLkRRTMGc

На занятии ребята узнали, во-первых, о том, какова география распространения ислама в современном мире – многие думали, что она ограничивается Ближним Востоком, севером Африки, а также некоторыми республиками бывшего СССР. Многих удивило, что достаточно много мусульман проживает даже в таких странах южной Америки, как Суринам и Гайана, что в Африке ислам стремительно распространяется с севера на юг.
Исламский мир очень разнообразен в силу географии распространения и взаимодействия с местными культурами. При этом, на первый взгляд, кажется удивительным тот факт, что об «исламском» терроризме и каких-то военных конфликтах мы слышим только в определённых точках планеты. Здесь и начинается политика: почему-то такие конфликты происходят там, где есть какие-либо ценные природные ресурсы, а также на стыках исламского мира с другими цивилизациями. Почему, например, на Кавказе пытаются говорить об агрессивном исламе, а в Поволжье этого нет? Почему очаги напряжённости есть на нефтеносном Ближнем Востоке, на границах стран – геополитических конкурентов США? Всё это явное следствие использования исламского фактора в политических целях.
Российский Кавказ, Балканы в Европе, Синьцзян в Китае, Кашмир в Индии – не случайно именно в этих точках происходят террористические акты и столкновения. Иными словами, напряжённость существует там, где это выгодно США, а зачем – вопрос уже излишний.

 

yC5x ruzPrE

Какие предпосылки используются для того, чтобы создавать напряжённость в определённых точках? Во-первых, отсутствие политического единства в исламском мире. Как только происходят попытки объединения, экономической интеграции, тут же происходит конфликт, который этому препятствует. Как только Муаммар Каддафи предложил нефтяным державам объединиться под эгидой единой валюты – золотого динара, основанного на нефтяных богатствах, в Ливии тут же произошла «цветная» революция, а лидер страны был убит.
Другая предпосылка – бытующее среди многих мусульман всего мира убеждение, что весь мир во главе с США объединился против ислама с целью его ослабления. При этом такие люди не понимают, какая пропасть разделяет США, Израиль, Россию, Китай, Индию, Европу. «Нужен халифат, который объединил бы всех мусульман для противодействия всем остальным» – считают эти люди. Объективно создание такого государства невозможно – слишком много политических противоречий. Но когда нужно создать управляемый инструмент воздействия на окружающих, нечто подобное может быть сделано искусственно.
Так и произошло с пресловутым государством ИГИЛ и так называемым «исламским терроризмом». Слишком много объективных фактов говорит о том, что с исламом тут мало общего. Главный факт – выступления такого рода происходят именно в те моменты, когда решаются какие-либо важнейшие вопросы. Об ИГИЛ стали активно говорить как раз в тот период, когда начался Майдан и гражданская война на Украине. При этом ИГИЛ, сначала наступавший на север Ирака, успокоился, когда захватил ряд нефтеносных районов. А срезу после этого перешёл в активное наступление на Сирию – государство, союзное России.
Другой пример – последние теракты во Франции. Случились они именно в тот момент, когда шли переговоры с Россией о поставках кораблей «Мистраль» и об урегулировании украинского конфликта. «Вот вам сигнал, господа европейцы. Вздумаете договориться с русскими – будет ещё хуже» – примерно так можно перевести эти события на язык большой политики. Тут же вспоминаются и волнения мигрантов, которые периодически происходят в Европе: они начинаются и заканчиваются, как по команде. Притом именно тогда, когда принимаются важные политические решения. Это ли не инструмент воздействия?
А что же США? Делая вид, что борется с терроризмом, что воюет с ИГИЛ, эта страна не предпринимает никаких действительно серьёзных мер, которые могли бы эффективно ослабить терроризм и это агрессивное государство. Почему-то Россия, а не США, вносит в Совбез ООН документ о запрете финансирования ИГИЛ, настаивает на том, чтобы нефтяные державы не перепродавали нефть из этого государства.

 

 HXMDk Rj7I

То, что ИГИЛ – инструмент давления на несогласных, причём не только в ближневосточном регионе, но и в Европе, то что это новый «образ врага», так выгодный американскому бизнесу, очевидно. ИГИЛ ведёт себя не так, как это сделало бы настоящее исламское государство. Наоборот, оно нарушает многие запреты Корана и Сунны, но зато выдаёт и широко тиражирует, притом в привычном для европейцев и американцев формате, бытующие на Западе мифы об исламе – дикая жестокость, средневековые порядки, массовое истребление всех несогласных, даже среди мусульман, а уж тем более христиан.
К слову, Пророк Мухаммед запрещал подвергать мучениям даже врагов. А когда кто-то из воинов его армии развёл костёр на месте муравейника, пророк сказал, что «только Аллах имеет право подвергать наказанию огня», и это касается даже муравья. А что ИГИЛ? Он устраивает казнь иорданского лётчика через сожжение. Самое страшное в том, что многие мусульмане, не зная основ своей религии, попадаются на эти удочки, и едут воевать, не понимая, что нарушают законы ислама.
Мировые СМИ вносят свою лепту: твердят, как заведённые одни и те же слова: «исламский терроризм», «неверные», «шахиды», «джихад» и т.д. На занятии были подробно рассмотрены эти понятия так, как они трактуются в исламском богословии и так, как их преподносят журналисты и несведущие люди. Это очень важно для того, чтобы не нагнеталась искусственная напряжённость и предвзятое отношение. В нашей многонациональной стране Запад всегда пытается устроить межнациональные и межрелигиозные конфликты, а этого нам никак нельзя допускать.
Таким образом, из лекции участники курсов узнали истинную подоплёку многих, казалось бы, непонятных явлений. Они поняли, что нельзя попадаться на удочку провокаторов, которые хотят поссорить нас с исламским миром, к которому относится часть нашей страны. При этом у России есть большое будущее в отношениях с исламским миром: нас объединяют общие угрозы, исходящие с Запада, который считает варварами и русскую, и исламскую цивилизации. Именно в наших цивилизациях в наибольшей степени сохранились ценности традиционного общества. Об экономической перспективе можно и не говорить – она очевидна.
Поскольку Запад и дальше будет провоцировать конфликты в исламском мире и на его границах, жителям России тем более нужно отойти от стереотипов и понять, что ислам и Россия – естественные союзники, но никак не враги. Надо думать головой, а не следовать за провокаторами. Именно это стало главным итогом прошедшей лекции. То, что она прошла интересно и познавательно, подтвердило огромное количество вопросов, заданных после её завершения.

Евгений Леонов,
кандидат исторических наук

Pin It