Больше, чем конференция

20 апреля сего года в Москве состоялась общероссийская научно-практическая конференция «Формирование объективной исторической реальности как фактор национальной безопасности». Организатором выступил Некоммерческий благотворительный фонд «Наследие» при поддержке Фонда президентских грантов и Общества развития русского исторического просвещения «Двуглавый орел». Автор этих строк был приглашен из Ивановской области на мероприятие не только в качестве участника конференции, но и как победитель недавно завершившегося конкурса работ «Наследие моего Отечества», который проводился среди молодых ученых, аспирантов, студентов и преподавателей истории.


Опустим подробное освещение докладов и дискуссии – частично это ясно уже из названия мероприятия, а всякий, кому интересны подробности, может ознакомиться с содержанием каждого выступления в Интернете – все они записывались. Эти видеозаписи должны быть уже выложены на сайте нашего уважаемого Общества.
Хотелось бы сосредоточить внимание на другом – на личных впечатлениях от атмосферы события, от неформального общения с участниками, приехавшими из самых разных уголков нашей необъятной страны. Центральную Россию, помимо Москвы, представляли Воронежская, Ивановская, Липецкая, Нижегородская, Ярославская области. Поволжье – Чувашия, юг страны – Крым, Северная Осетия и Дагестан, Ростов и Ставрополье. Приехали и сибиряки из Красноярска и Тюмени. Возможно, что мною названы не все регионы, представители которых участвовали в конференции – далеко не со всеми удалось пообщаться лично.
Великое множество раз мне приходилось участвовать в весьма разнообразных мероприятиях, которые, так или иначе, имели научно-практический формат. Называться они могли по-разному: и конференция, и симпозиум, и форум, и семинар… Некий общий знаменатель присутствовал всегда – это весьма высокая культура общения, интеллигентность (в хорошем смысле этого слова), академическая атмосфера.
В то же время почти всегда имел место какой-либо формализм, связанный, как правило, с мотивацией участников и организаторов. Случалось, кому-то просто нужна была очередная публикация для защиты диссертации, а кому-то требовалось создать мероприятие буквально «из ничего» для освоения полученного гранта, срок реализации которого подходил к концу. Непосредственным образом это влияло, образно выражаясь, на градус искренности выступлений и дискуссии.
Нынешнее событие в этом сравнении, несомненно, отличалось в лучшую сторону от большинства тех, которые доводилось наблюдать ранее. Каждое выступление было искренним, докладчики действительно жили теми идеями, которые высказывались с трибуны. Но главное даже не в этом.
Обычные для такого формата мероприятий академичность, культура, интеллектуальность общения органично дополнялись, с одной стороны, атмосферой семейного и домашнего общения. Люди, большинство из которых знали друг друга только понаслышке, по публикациям и научным работам, встретились не просто как единомышленники, но в чем-то как давно знакомые однокурсники, односельчане или даже родственники. Именно так, во всяком случае, мне лично показалось по собственным субъективным ощущениям. А уже упомянутая интеллигентность со всей очевидностью нашла более достойную замену аристократичностью, дух которой чувствовался порой даже в мелочах.
Так, весьма органично в процесс, казалось бы, сугубо научного формата вписалось награждение одной из медалей Церкви Леонидом Петровичем Решетниковым председателя Красноярского отделения «Двуглавого орла». Несомненно, глубокого уважения, на мой личный взгляд, заслуживало и то обстоятельство, что в ходе награждения победителей конкурса «Наследие моего Отечества» профессор Дмитрий Михайлович Володихин, вручая дипломы и подарки, целовал руку женщинам-лауреатам, вместо традиционно неприятного большевистско-либерального рукопожатия. Мелочь? Отнюдь нет! Это не просто проявление истинного аристократизма, но и настоящего, подлинного уважения! Такой нюанс показался столь важным, что в ответном слове, после вручения мне Диплома I степени, я счел нужным отдельно поблагодарить Дмитрия Михайловича.


В перерывах между работой секций и во время обеда, как это обычно и происходит, главным становится неформальное общение. И здесь многие нюансы – начиная от тематики разговоров и заканчивая самим образом действия людей – определяли уже упомянутую атмосферу. «Господа, а как обстоит дело с переименованием улиц в Вашем городе? Удалось ли что-нибудь сделать?» – спрашивал один из участников группу других.
И начинался разговор, какие объекты, названные в честь героизированных коммунистами террористов и убийц, уже удалось оторвать от этой позорной связи, а какие еще нет. Делились опытом, как именно в случае успеха удалось преодолеть инертность общественности и опасения простых граждан, которым наплевать, как называется их улица, но очень важно избежать каких-то расходов в связи с ее переименованием… А рядом стояли другие участники мероприятия – учителя, которые приехали как победители конкурса, и, похоже, впервые в жизни смотрели на разговор о данном предмете как на дело действительно важное, которому не зря уделяется столько усилий. Смотрели и начинали открывать для себя новую страницу собственного внутреннего развития, выше той обыденности, в которой загнанный бедностью и бюрократией учитель вынужден находиться.
Еще один важнейший плюс – отсутствие формализма. Как правило, высказывать свои личные наблюдения из собственной не только научной, но и жизненной практики, на обычных конференциях непозволительно. Исключение может быть сделано лишь для психологов и социологов, в остальной же науке это считается дурным тоном. В данном же случае именно в таком формате были высказаны настолько важные мысли, что над ними я лично буду крепко думать еще не одну ночь.
Всего один пример: выступление Ольги Игоревны Елисеевой, консультанта фильма «Империя». Разговор шел, в основном, в рамках темы доклада о переходе от французского языка к русскому в качестве основного в делопроизводстве и в быту в эпоху Николая I. В формате обычной конференции тем бы дело и закончилось, но она привела один случай, свидетельницей которого была лично.
Двое ее знакомых, в совершенстве владеющих английским, после просмотра новостных передач на англоязычном канале относительно последних событий, в беседе на английском же языке пришли к выводу, что Россия действительно не права, все санкции введены правильно, и т.д. После просмотра этой же передачи на русском языке, в обсуждении на нем же, все словно встало на свои места – здесь правота России, несмотря на разбор одних и тех же фактов обоих случаях, представилась очевидной.
Одно только это наблюдение имеет столь далеко идущие последствия – прекрасно зная и до этого нюансы восприятия информации посредством разных языков, я не думал, что разница будет столь принципиальной, – что поневоле задумываешься не просто о «культурном коде» языка, а находишь в нем нечто метафизическое. При этом прекрасно применимое на практике, как инструмент высочайшей степени эффективности.
Нельзя также не упомянуть о блестящем докладе Аркадия Юрьевича Минакова о современном консерватизме. Настолько точно, убедительно, обоснованно и ярко отбить охоту к нелепым вопросам обывателей «что собираетесь консервировать?» – это высший пилотаж! Всякому консерватору я бы рекомендовал найти текст этого доклада, а его основные тезисы, простые и эффективные как автомат Калашникова, использовать везде и всюду для вразумления либералов и всех тех, кто еще мечется в идеологических исканиях. Автор указал также, что скоро готовится к выпуску его книга, которую, как он надеется, удастся продвинуть в качестве вузовского учебника. Что же, пожелаем ему успеха в этом полезном и важном для воспитания настоящих патриотов деле.
Подводя итоги, можно констатировать: прошедшее мероприятие – не просто конференция. Его стоило посетить уже хотя бы затем, чтобы понять, какая действительно атмосфера, какой подход к таким событиям необходимо развивать в обществе. И форма, и содержание, и кулуарное общение, – все это создало именно тот формат работы, которого действительно не хватает современной научной и общественно-политической среде.

Евгений Леонов,
кандидат исторических наук,
член Высшего совета МД МОД “Новый Рубеж”

Pin It