Битва за Севастополь

Честно сказать, шёл я в кинозал со скептическим настроением. Слишком много фильмов про войну, снятых в последние годы, не оставили ничего, кроме чувства разочарования. Не успел выйти и этот фильм, как уже появились критические, даже разгромные статьи, которые написали разные ура-патриоты и чересчур бдительные наблюдатели, которым повсюду мерещатся враги и шпионы. Писали о «враге, прикинувшемся другом», о том, что в фильме «слишком много Америки», о том, что советские люди показаны злыми, а американцы – весёлыми и беззаботными.

 

boKuppEJNrw

Подробно о хорошем и плохом скажу ниже, а пока, для критиков, которые везде видят антироссийский подвох, скажу: такой квазипатриотизм объединяет вас с либералами. Им ведь тоже не нравится то, что идёт «сверху», и они эту мысль внушают народу. Так вот, в отношении этого фильма подобный подход кажется более чем спорным. А уж если в украинском прокате фильм показан не в виде «версии», а точно так же, без искажений в переводе, то в нынешней политической ситуации этому вообще стоит порадоваться!

Для таких выводов надо было убедиться лично, насколько всё сказанное критиками – правда, и какие выводы можно сделать из фильма на самом деле. Для этого, как минимум, надо ещё и в истории неплохо разбираться, чего упомянутые критики, очевидно, не поняли. Итак, сначала скажу о том, с чем действительно можно согласиться. Главное – фильм действительно не соответствует теме. Оборона Севастополя гораздо более многогранна, она пропитана солдатским подвигом, который совершался каждый день. В фильме об этом, в самом деле, почти ничего нет, только ряд эпизодов, причём часть из них посвящена обороне Одессы, где, кстати, немцев было на порядок меньше, чем румын (которые вообще не упомянуты). Вывод: следовало бы придумать фильму другое название, либо уделить на порядок больше внимания обороне города.

Всё остальное можно воспринимать в зависимости от угла зрения. На мой взгляд, контраст между беззаботными американцами и суровыми русскими – это плюс фильма. Пока весь советский народ на фронте и в тылу напрягал свои силы, политики США (в отличие, кстати, от своего народа) были, как базарные торгаши, озабочены тем, чтобы как можно дольше оттянуть вступление своих солдат в войну, да ещё и заработать на ней. И в фильме это показано! Поэтому контраст между мирной, беззаботной Америкой и суровым СССР не только оправдан, но и правдив. Единственное, что можно было добавить – наши солдаты и наш народ тоже умели и отдохнуть, и повеселиться, несмотря на самые страшные условия – это прекрасно показывалось в советских фильмах, а снимали их люди, которые сами участвовали в войне. Вот этого, действительно, не хватило.

Элеонора Рузвельт, от лица которой ведётся повествование – ещё не свидетельство того, что «Америка украла нашу историю и нам же её и рассказывает», как писали отдельные критики. Как режиссёрский ход это вполне оправдано. Тот факт, что жена Рузвельта учит Людмилу улыбаться – да, несколько удивительно, но не более. Русские вообще не могут улыбаться, как американцы, неискренне. Всем известно – чем наш человек упорнее и серьёзнее, тем он неулыбчивее. У нас идёт война – кровь, испытания, тяжёлый труд. А там – другая страна, мирные условия, иная культура даже в отношении к улыбке.
Поэтому вся «монополия» Америки в фильме состоит скорее в том, что не показаны не менее известные визиты главной героини в другие страны – в Канаду, где ей подарили в Торонто снайперскую винтовку «Винчестер», и в Англию. Да и в Америке не показаны ни выступление на 100-тысячном митинге перед простым народом в Нью-Йорке, ни встречи со многими знаменитостями кино и музыки…

Другой момент: критики писали о деспотизме отца Людмилы, подкреплённом эпизодом с поступлением в вуз. Что на это можно сказать? С одной стороны, отца можно было показать и человечнее – он по-своему любил дочь, не зря же он её «воспитывал как мальчика». Воспитывал же, пусть по-своему! С другой стороны, может показаться странным тот факт, что она обязана была поступить, что иначе и быть не могло. Да в офицерских семьях нашей страны так было не то, что в 1930-е – в конце девяностых так было! Я сам и все дети офицеров части, где служил мой отец, этот вопрос по-другому никогда и не ставили. Как это можно – не поступить в вуз? Иначе и быть не может. Мы даже не понимали детей прапорщиков – как же так, они не думают о получении высшего образования?..

Что можно «поругать» в фильме? Да, либеральная школа российского кино и здесь не обошлась без нескольких традиционных «ложек дёгтя», которых в этом фильме было, правда, всего ничего – не иначе, министр культуры В. Мединский подтвердил свои многочисленные рассуждения о кино, высказанные в его книгах задолго до выхода на этот пост.
Безусловно, не следовало включать эпизод с пьяной дракой моряков и солдат на праздновании нового года, ругань героини «офицерской подстилкой». Зачем вообще нужна была эта грязь? Второй подобный момент – «свадьба – поминки» лётчика, жениха подруги Людмилы. Пьяные речи на грани истерики, псевдоукраинский свадебный головной убор и т.д. – никакой, даже эмоциональной роли в фильме это не играет.

Более ранний эпизод – встреча Людмилы с родителями врача Бориса. Зачем настолько карикатурно показана еврейская семья – из комедийных соображений или же из чьего-то желания подогреть в обществе градус антисемитизма? Не лучше ли было, и это напрямую касается истории войны, рассказать, хотя бы в нескольких словах, о том, что все они были уничтожены фашистами? Вообще, показать отношение фашистов не только к евреям, но и к мирному населению СССР в целом, объяснить зрителю ужасы оккупации – отпали бы многие вопросы о наших бойцах!..

Отдельно стоит отметить эпизод с медленным расстрелом немецкого связиста, тянувшего кабель. Сначала я, грешным делом, подумал, что кто-то по ошибке решил перенести в Великую Отечественную часть современной (появилась в 1950-е) снайперской тактики – солдата противника не убивают, а только ранят, и потом стреляют в тех, кто идёт его вытаскивать с поля боя. Но, как выяснилось, в фильме показана попытка мести героини фашистам, что «лёгкой смерти они не заслуживают». Этот эпизод не только лишний, но и просто вредный.

И, наконец, особенно неприятен был человек, стоявший во главе советской делегации. Зачем его изобразили в фильме таким? С трудом можно допустить, чтобы при Сталине, да ещё и во время войны такое мероприятие могли поручить не фронтовику, а гражданскому человеку, к тому же ограниченному, порой откровенно тупому. Это, скорее, примета хрущёвского времени, когда сына какого-нибудь номенклатурщика могли отправить «прогуляться» за границу, используя как повод конференцию студентов. Поэтому режиссёры тут явно перегнули палку (хотя антисоветчины в фильме почти нет, за что им, учитывая реалии последних лет, отдельное спасибо). Даже такого человека следовало изобразить по-другому, а ещё лучше – вообще не показывать, поскольку, как известно, на конференцию поехали всего двое советских студентов-фронтовиков – кроме Людмилы был ленинградский снайпер Пчелинцев.

Теперь несколько слов хочется сказать о военно-исторической стороне дела. Я говорю не о тех вещах, к которым любят придираться военные реконструкторы – оружии, форме, знаках различия и т.п. – а о других эпизодах боевой биографии героини. Ещё под Одессой, после гибели половины взвода и двух командиров, она приняла командование и встала за пулемёт, пока её не контузило разрывом снаряда. Где этот эпизод? Почему, когда речь шла уже об обороне Севастополя, не включили сюжет о борьбе с засадой из шести автоматчиков, которые специально вышли для охоты на Людмилу. Из шести она за день боя уничтожила пятерых, заняла их позицию и полночи отстреливалась из трофейных автоматов и пулемёта, чтобы враг подумал, что на позиции несколько бойцов. Стоило включить эти моменты, тем более что они показывают Людмилу Павличенко не только хорошим снайпером, но и вообще храбрым и тактически грамотным бойцом.
Не выискивая «косяков», любимых военными реконструкторами, отмечу всё-таки ряд моментов, в которых можно было показать ситуацию чуть по-другому. Первый момент – вообще мелочь: когда студенты пришли на стрельбище, под их ногами показан ковёр из гильз. Такого быть не могло: все гильзы (кроме малокалиберной винтовки) собирались стрелками и сдавались инструктору. Кстати, патроны в фильме показаны аутентичные: выпуска до 1930 г. с латунной гильзой и мельхиоровой оболочкой пули.

Второй момент, когда Леонид Киценко зацепил растяжку сигнальной мины, следовало показать детальнее, чтобы зритель понял, что вообще происходит. В реальности это был миномётный обстрел, под который они попали вместе с Людмилой – потом она сама, будучи раненой, тащила на себе тяжело раненного напарника. Так вот, по фильму можно подумать, что растяжка сработала на целое заминированное поле. На самом деле это был миномётный обстрел по заранее пристрелянной площади, и можно было хотя бы показать на мгновение немецкую миномётную батарею.

Третий момент, быть может, самый важный – поединок с немецким снайпером. Здесь стоит обратить внимание не на его, по словам критиков, карикатурное изображение с привычными для американцев «гитлеровскими» усиками. Важно то, что этот стрелок, как и было записано в его снайперской книжке, ещё под Дюнкерком убил более 400 французов и англичан, а под Севастополем довёл свой боевой счёт до 500 человек. Почему режиссёры не захотели пару минут «полистать» эту книжку вместе со зрителем? И подвиг был бы ярче, и фашист омерзительнее… Вместо этого – какое-то дикарское украшение своего лица и убитого противника его кровью. Кстати сказать, из 309 фашистов, убитых Людмилой, 36 были снайперами, и об этом однозначно следовало сказать, ведь каждый успешный поединок со снайпером врага стоит десятка убитых обычных солдат.

В целом итог просмотра можно подвести такой: название содержанию не соответствует, но фильм получился хороший. Пусть в чём-то спорный, недоработанный, но – хороший. Похуже, чем описывала его реклама (ну, на то она и реклама), но гораздо лучше, чем писали о нём квазипатриотические критики. Очень многое из того, что так раздражало в последних фильмах о войне, благоразумно убрано. «Косяков» мало. Внутреннее впечатление, что главное, было положительным – с этого фильма я уходил без тошнотного чувства, как произошло со «Сталинградом». Стоило посмотреть!

 

Евгений Леонов,

член Высшего Совета молодёжного движение «Новый Рубеж»,

кандидат исторических наук.

Pin It