Гладко вышло на бумаге. Не забудьте про овраги!

Анализ Стратегии развития молодёжи Российской Федерации на период до 2025 года.

Долгожданным событием в российской молодёжной политике стала разработка Стратегии развития молодёжи Российской Федерации на период до 2025 года. Необходимость понимания роли молодёжи в будущем страны, и, соответственно, целенаправленного участия государства в строительстве своего будущего посредством грамотной молодёжной политики, отражена уже самим фактом появления такой стратегии. Остаётся надеяться, что данная инициатива не повторит путь тех идей, которые не получили должной реализации – многие программы не были должным образом реализованы. Причины этого лежали в объективной (финансовый кризис) и субъективной (коррупция, местные особенности регионов) плоскостях.

 

488852 137142 дипломники

 

         В данной статье поставлена следующая цель – проанализировав Стратегию, выявить её положительные стороны, противоречивые моменты, а также предложить необходимые поправки к ней. Если предложения по тем или иным пунктам уже были высказаны при её обсуждении, будет обозначаться их источник, то есть вуз или регион, а предложения автора будут выдвигаться без дополнительных обозначений.

         Главным очевидным плюсом является сам факт разработки стратегии, реализм и основательность при её разработке. Несмотря на необходимость существенной доработки, о чём будет сказано ниже, даже в её нынешнем виде Стратегия является жизнеспособной и может решить большинство поставленных в ней задач. Очень важным шагом в развитии российской молодёжной политики будут являться указанные в Стратегии принятие соответствующей Федеральной программы и Федерального Закона «О молодёжной политике».

         Закономерным следствием такого подхода, о чём надо было непременно сказать в тексте, должно стать создание соответствующего федерального министерства и таких же министерств или департаментов в регионах. Как отметили эксперты Министерства Финансов, финансирование молодёжной политики сегодня носит межведомственный характер. В этом заключается одна из главных проблем в реализации молодёжной политики. То же самое можно сказать о таких сферах, которые, затрагивая молодёжь, входят в ведение совершенно разных министерств, что вносит путаницу, неопределённость и, в итоге, ничтожные реальные результаты.

         Таким образом, создание Стратегии, Федеральной Программы, принятие Федерального Закона могут привести к нужному результату, если все усилия, сконцентрированные именно на молодёжи, будут отданы в ведение одного органа, занимающегося молодёжной политикой. К сожалению, в Стратегии ничего не сказано о том, что молодёжная политика должна стать приоритетным направлением внутренней политики страны в целом.

Собственно цель Стратегии основана на здоровом прагматизме, учитывает одновременно потребности самой молодёжи и государства. Пришло, наконец, понимание необходимости заниматься молодёжью должным образом, а не изображать бурную работу.

         Говоря о цели, следует добавить, что необходима формулировка не просто о конкурентоспособном молодом поколении, но и о национально ориентированном! Из дальнейшего текста следует, что нравственное, патриотическое и гражданское воспитание стоят наравне с экономическими факторами, но ориентированность на свою страну и её национальные интересы необходимо обозначить ясно и чётко. Иначе этому фактору будет уделяться второстепенное значение, а в итоге есть ли смысл готовить специалиста, который завтра убежит за границу, где более выгодные условия для реализации его качеств? Необходимо, чтобы молодёжь сделала сознательный выбор жить и работать в России, на Родине, несмотря на то, что здесь условия сегодня хуже, чем на западе. Тогда временное отставание мы сможем преодолеть и быстрее, и лучше.

         Очень важно, что раскрыт почти весь понятийный аппарат, используемый в тексте. Вызывает вопрос только тот факт, что понятие «человеческий капитал», а также формула, предложенная для его расчёта, приведены в конце Стратегии. Следует обозначить этот важный термин, красной нитью проходящий через текст, в самом начале.

При этом следует дать ответ на другой закономерный вопрос – как учесть не только экономические критерии, заложенные в формулу расчёта, но и другие – нравственные, гражданские, патриотические? Вероятно, следует ввести понятие «нравственный капитал», хотя крайне сложно предусмотреть какие-либо критерии, которые показывали бы динамику изменений в этой важнейшей сфере. Если же говорить о формуле расчёта экономической составляющей, кажется справедливым замечание экспертов из республики Карелия. По их мнению, формула отражает идеальные условия, тогда как на практике доход молодого человека мало увязан с его образованием.

Кроме того, как справедливо заметили эксперты из Санкт-Петербурга, следует выделить три различные возрастные категории молодёжи, различные по потребностям и целеполаганию. Специалисты из некоторых регионов также рекомендуют увеличить верхнюю возрастную границу молодёжи до 35 лет, и такой подход рационален хотя бы потому, что в ряде законов предусмотрена именно эта граница.

Затрагивая вопрос о связи доходов и образования, нужно сказать, что в тексте Стратегии доход специалиста с высшим образованием априори поставлен выше, чем доход рабочей молодёжи, а доход специалистов с учёной степенью стоит ещё выше. Фактически в данный момент ситуация обратная – квалифицированный рабочий без высшего образования часто имеет доход выше, чем кандидат наук. Большая часть выпускников вузов вообще не работает по специальности, а безработица заставляет их искать занятость в сфере услуг, о которой вообще не сказано ни слова. Пока нет признаков, что ситуация изменится. Поэтому необходима иная формула расчёта экономической конкурентоспособности.

Важное место в Стратегии уделяется образованию. Пожалуй, впервые отмечена необходимость поддержки неформального и внеформального образования, которое человек получает самостоятельно или участвуя в проектах, молодёжных организациях и т.д.

Говоря об образовании, интересно отметить, что в разделе, посвященном этапам реализации Стратегии, на первом этапе ставится только цель «создания условий», и лишь на втором этапе конкретно указана «доступность качественного образования». Получается, что доступное и качественное образование планируется обеспечить примерно к 2020 году! Такое отставание, учитывая, что Стратегия ориентирована на инновации, совершенно недопустимо!

В связи с образованием и наукой в Стратегии совершенно правомерно поставлен вопрос о нормативном, методическом и организационном обеспечении их стандартов. В самом деле, если выделять нужное финансирование и активизировать все указанные формы образования, нужно обеспечить его конкретную направленность на нужный результат. Автору приходилось проходить курсы повышения квалификации для участников некоммерческих общественных организаций, где методическая система была основана на малоэффективных и частично устаревших западных методиках. Этим знаниям не нашлось практического применения. Такого в будущем быть не должно – зачем государству выбрасывать деньги на ветер?

Очень большое внимание в Стратегии уделено трудоустройству и профориентации молодёжи. Верно отмечено, что сегодня образовательные учреждения выпускают специалистов, количество и качество которых не соответствует потребностям рынка труда. Здесь, однако, не сказано о причинах такого положения дел, не уделено внимания соотношению рабочих профессий и высококвалифицированных специалистов, вскользь, в общих чертах сказано о проблеме оплаты труда.

Эксперты из регионов в этом отношении сделали ряд важных предложений. Представители Ивановской и Тюменской областей поднимают вопрос о повышении престижности рабочих профессий в промышленности и АПК. В Стратегии явно чувствуется противоречие: всё время говорится о качественных кадрах, специалистах, значении высшего образования. Стране нужны и будут нужны в огромном количестве обычные рабочие. Привлечение мигрантов ситуацию не нормализует даже сегодня.

Что касается людей с высшим образованием и учёной степенью, так необходимых во многих сферах, эту проблему замечательно и на ярких примерах отразили эксперты Оренбургского университета. Есть масса вакансий, где нужны специалисты; вузы их готовят, но проблема не решается, поскольку на такую должность из-за низкой зарплаты никто не пойдёт. Поэтому в Стратегии имеет смысл разобраться с вопросом о причинах безработицы с точки зрения проблемы оплаты труда.

В Стратегии рассмотрена необходимость всесторонней поддержки молодёжных предпринимательских и волонтёрских инициатив. Очень существенно, что подчёркнута важность юридической поддержки. Всё сказанное заслуживает полного одобрения, за исключением использованных терминов. Дважды в тексте говорится о молодёжных «юридических клиниках» – в связи с предпринимательством и в связи с профилактикой правонарушений. Здесь не учитывается важный психологический момент – и молодой предприниматель, и оступившийся на криминальной почве человек никогда не пойдут в учреждение под названием «клиника», даже если им там всячески помогут, только потому, что больными себя не считают.

Кроме того, совершенно неуместно и употребление термина «молодёжный стартап». Он мало кому известен и допускает возможности самого превратного толкования. Как минимум, в тексте следовало разъяснить, что же понимается здесь в данном конкретном случае, а в идеале, заменить его простыми и понятными словами.

Здоровый образ жизни. Стратегия уделяет этому вопросу много внимания. Огромным плюсом здесь можно считать понимание психологических истоков приобщения молодёжи к вредным привычкам в раннем возрасте. Соответственно, зная эти причины, возможно целенаправленное воздействие на них, с нужным результатом. Другие предложенные меры в Стратегии связаны в основном с пропагандой. Но в этом разделе есть, как минимум, три крупных упущения:

1. Совершенно нет понимания, что главной причиной употребления наркотиков, алкоголя и табака является постоянный стресс, неуверенность в завтрашнем дне, невозможность ответить на вызовы, которые ставит перед молодёжью реальная жизнь. Эксперты из Томского Государственного Архитектурно-строительного университета предложили обратить внимание на повышение устойчивости к стрессам и формирование у молодёжи навыков психологического преодоления жизненных трудностей. Кроме того, никакие запреты и пропаганда не помогут, если неблагополучный материальный и социальный фон останется прежним.

         2. Необходимо создание престижного образа молодого человека без вредных привычек. Сейчас этот процесс в стране идёт стихийно, также этим занимаются многие общественные организации. О необходимости создания и культивирования определённого имиджа ЗОЖ высказались эксперты Ярославской области.

3. Очень мало внимания уделено развитию физкультуры и спорта. Без создания системы бесплатного, общедоступного массового спорта о здоровом молодом поколении не может быть и речи!

В Стратегии вопрос о снижении количества правонарушений среди молодёжи занимает видное место. Очень важно, что поднимается проблема «правового нигилизма» и возможных методов борьбы с ним. Вместе с тем, ни слова не сказано о других истоках роста преступности. Главная причина, лежит в материальной стороне вопроса – безработица и бедность толкают молодёжь на преступление. Другая проблема – навязываемый в интернете и в фильмах положительный образ преступника, как некоего «хорошего парня» а преступления – как обыденного явления.

Исправительная система сегодня, по сути, является кузницей молодых преступников и школой обмена опытом. Необходим пересмотр системы наказаний. Заключение, в том числе в ходе следствия, для тех, кто совершил преступление впервые, должно производиться изолированно от рецидивистов. Также отдельно от убийц, насильников и грабителей должны сидеть осуждённые за нетяжкие преступления, например, кражу, хранение оружия или экономические преступления.

И, наконец, говоря о правовом нигилизме, не называется одна из его главных причин – фактическое неравенство граждан перед законом. Если сына богатого и влиятельного политика или бизнесмена всячески «отмажут» от наказания даже за убийство, то простого сельского парня могут надолго посадить за мелкую кражу или другие незначительные преступления. Пока сохраняется такое положение, в стране в целом, а не только среди молодёжи, будет царить всеобщее неуважение к закону.

Духовно-нравственные и семейные ценности. Этот аспект раскрыт в Стратегии очень глубоко. Сам факт такого внимания, подробное изложение поставленных целей, повышение значимости института семьи и изменение демографических установок сегодня просто необходимы для будущего нашего государства!

Вместе с тем, акценты в достижении поставленных целей расставлены неверно. Главной материальной проблемой молодой семьи в современной России является жилищный вопрос. Он актуален и для огромного количества молодёжи вообще. Можно прямо сказать, что это единственная материальная проблема, которую не в состоянии своими силами решить большинство молодёжи, и многие другие граждане. Все предложенные в этом отношении Стратегией меры давно уже реализуются, не давая сколько-нибудь заметного результата.

Выход из ситуации только один: целенаправленное массовое строительство жилья государством. Затем его можно предоставлять нуждающимся на условиях социального найма с последующим переходом в собственность, при условии рождения обусловленного числа детей, работы в определённом учреждении в течение конкретного срока и т.д. Только такой подход даст следующие результаты:

Резкое увеличение человеческого капитала, к которому так стремится Стратегия. Молодые люди, если они не обременены тяжким грузом ипотечного кредита, необходимости копить на свою квартиру, оплаты съёмного жилья, высвободят значительные силы и средства на все направления развития, в итоге – на пользу стране.

Колоссальный рост рождаемости, невозможный при иных условиях. Для большинства семей именно отсутствие жилья или недостаток жилой площади – главное препятствие в рождении даже одного ребёнка, тем более, нескольких.

Значительное увеличение количества рабочих мест, в первую очередь для молодёжи, за счёт бурного развития строительства и одновременного развития смежных отраслей экономики – производства строительных материалов, металлоконструкций, материалов для ремонта и отделки, мебели и многих других. Можно даже говорить о том, что массовый заказ на строительство жилья для государства может надолго стать двигателем реального сектора экономики страны!

Создание материальной базы для грамотной миграционной политики. Если планируется привлечение в страну молодых мигрантов (каких и зачем – рассмотрим отдельно), встаёт вопрос: где они будут жить, если своим гражданам жилья не хватает? Другой аспект – социальная адаптация мигрантов в случае их жилищного обеспечения и распыления среди коренных жителей облегчается в очень значительной степени.

Если говорить о морально-нравственных аспектах семейных ценностей, проблеме снижения числа абортов и улучшения репродуктивного здоровья, необходимо акцентировать внимание на факторе, который в Стратегии совершенно не затронут. Это проблема формирования правильной культуры сексуальных отношений среди молодёжи. Сегодня культ секса и половая распущенность стали не просто нормой жизни, но и всячески поощряются в массовой культуре, навязываемой с запада. Только понимая всё это, можно выяснить истоки проблемы роста числа разводов, абортов, нарушений репродуктивного здоровья. Необходимо формирование принципиально иных морально-ценностных установок. Не позорным, а престижным должно, например, быть сохранение девственности до свадьбы.

Отдельно стоит проблема противодействия негативному влиянию гомосексуализма, деятельности организаций наподобие «Child-free», показу телепрограмм типа «Дом-2». Как отметили эксперты из Волгоградского Государственного университета, участие молодёжи в подобных телепередачах недопустимо.

Таким образом, два главных пути в развитии института семьи и улучшении демографии – эффективное и быстрое решение жилищного вопроса с одновременным изменением в отношении к сексуальной культуре.

Следующий пункт Стратегии – взаимодействие с молодёжными общественными организациями. Здесь всё спланировано абсолютно правильно. Стоит только добавить, что наиболее эффективной формой взаимодействия таких организаций с государством может стать целевой госзаказ на исполнение ими наиболее востребованных в тот или иной момент проектов. Иными словами, часть грантов можно заменить прямым заказом – молодёжные организации на конкурсной основе  получат финансирование за совершенно конкретную работу, нужную именно теперь. На одном волонтёрстве, общественных началах, грантах и внутреннем фандрайзинге молодёжные организации функционируют сегодня не слишком успешно.

Что касается собственно грантов, об этом в Стратегии сказано много, но только в общих чертах. Не напрасно эксперты из Оренбургского Государственного университета задаются вопросом о прозрачности механизмов выделения грантов. В этом таится большой коррупционный риск.

Далее в Стратегии рассматривается необходимость адаптации молодых мигрантов. В этом отношении все предложения и установки правильны, но второстепенны. Прежде чем говорить об адаптации, надо сказать о самой миграции. Если о внутренней миграции в Стратегии отражено верное представление, то о внешней сказано ничтожно мало. Это в корне неверный подход.

Прежде всего, надо понимать, какое количество мигрантов нам необходимо – этот показатель поможет сделать верные экономические расчёты и подготовить материальную базу. Второй момент, не менее важный – качество мигрантов. Стране нужны и простые рабочие, и высококвалифицированные специалисты. При этом не стоит забывать, что огромное значение имеет страна происхождения мигрантов. Если мы хотим получить полноценных граждан, осознающих себя неотъемлемой частью России, минимизировать расходы на адаптацию, избежать обострения экстремизма и межнациональных конфликтов, к этому вопросу следует подходить крайне избирательно. Поэтому в Стратегии следует подробно прописать источники внешней миграции.

Во-первых, здесь необходимо взаимодействие с федеральной программой репатриации русскоязычных граждан из ближнего и дальнего зарубежья. Такие мигранты – самые лучшие: они осознают себя русскими, знают язык, в большинстве это молодые квалифицированные специалисты. Во-вторых, как об этом недавно говорил премьер Д. Медведев, нужно облегчить процедуру принятия гражданства тем, кто окончил российские вузы и работал после этого в России. Такие мигранты, как правило, не нуждаются в адаптации и изучении русского языка, являются специалистами. Третьим источником мигрантов должны стать некоторые страны, культурно и исторически близкие современной России – Украина, Беларусь, Сербия, Казахстан (там более 50% населения составляют коренные для России народы), другие славянские страны.

 Остальные государства СНГ и дальнего зарубежья, как источник мигрантов, должны рассматриваться на общих основаниях и давать не более 10-20% общего числа мигрантов. Только такой подход позволит получить от миграции то, что нужно стране, а не дополнительные проблемы, как это происходит сегодня и в России, и в Европе.

Следующий важнейший вопрос – финансирование. Принципиальным изменением в государственной политике можно считать понимание молодёжи, как объекта для инвестиций. Ещё более важно то, что «наверху» наконец-то поняли роль целенаправленного федерального финансирования. Ни для кого не секрет, что многие регионы дотационны, их бюджеты не справляются с уже имеющейся нагрузкой, а молодёжная политика, в результате, почти не финансируется. В Стратегии ничего не сказано о том, что существует огромная диспропорция в этой сфере между различными регионами.

В параграфе, посвящённом финансированию, затронут и такой важный вопрос, как выделение средств на работу в информационном поле. К сожалению, этот момент не выделен отдельным пунктом, хотя это крайне необходимо для нормального развития молодёжной политики. Огромное преимущество нынешней молодёжи – её массовая вовлечённость в информационное пространство, является одновременным минусом. Сегодня интернет и СМИ оказывают решающее воздействие на мировоззрение и ценностные ориентации молодёжи, и именно на этом пространстве ведётся информационная война против России, её государственности и традиционных ценностей.

Пора не только назвать вещи своими именами, но и принять конкретные меры к противодействию негативным факторам информационного поля. В этом отношении замечательные предложения поступили от экспертов из республики Дагестан: необходимо создание российской информационной медиа-группы быстрого реагирования. Пока что процесс информационного противодействия описанным угрозам развивается стихийно, этим занимаются только отдельные патриотически-настроенные граждане и общественные организации.

В этой же сфере лежит ключ к созданию положительных образов, о которых уже говорилось – молодой здоровой семьи, демографических установок, сексуальной культуры, здорового образа жизни. Специалисты Астраханского Государственного университета отмечают, что сегодня вообще необходимо формирование в молодёжной среде установки на изменение окружающей действительности к лучшему, а также выработка у неё стратегического мышления.

На этом обзор основной части Стратегии завершён. Следующий раздел – этапы её реализации. Здесь обозначены конкретные аспекты, достижение которых планируется к определённому сроку. За исключением доступного и качественного образования, о котором говорилось выше, все остальные сферы в этом отношении спланированы адекватно. Особенно следует отметить такой положительный момент, как создание на первом этапе системы анализа, мониторинга и прогнозирования молодёжной политики. Даже самая лучшая стратегия всё равно требует корректировки с учётом изменения условий, и такая предусмотрительность – огромный плюс. Единственный вопрос, который следовало бы раскрыть в этом разделе подробнее – создание «автономной ассоциации специалистов-тренеров».

Механизм и варианты реализации Стратегии основаны на трёх возможных сценариях развития – пассивном, компенсирующем и активном. Как отмечается, выбор сценария напрямую зависит от финансирования. Кроме того, совершенно правильно подчёркивается роль Государственной программы, как основного механизма реализации Стратегии. Вызывает сомнения эффективность других предложенных механизмов – «многостороннего взаимодействия», «межведомственной основы», а также создание консультативных советов по молодёжной политике при федеральных органах исполнительной власти.

Чтобы всё это не привело к пустой болтовне, на которую никто не обращает внимания, (что имеет место в разных консультативных органах сегодня), имеет смысл предложить принципиально иной механизм. Во-первых, как уже говорилось, молодёжной политикой должен заниматься единый государственный орган (Министерство), который не нужно сочетать, как сейчас, со спортом, социальным развитием, туризмом и т.д.  Это позволит минимизировать межведомственное взаимодействие, которое у нас в стране сегодня «хромает на обе ноги», и одновременно облегчит взаимодействие с представителями бизнеса.

Во-вторых, поскольку никто, лучше самой молодёжи, не знает её проблем, необходимо обеспечить возможность влияния молодёжи на законодательный процесс. Для политических партий, получивших определённый процент на выборах всех уровней – от федеральных до муниципальных, необходимо законодательно ввести квоту молодых депутатов. Если в законодательных органах всех уровней будет присутствовать весомый процент молодых кадров, это поможет в решении проблем молодёжи её собственными силами. Другой несомненный плюс такого механизма – к принятию решений будет допущена подготовленная молодёжь, имеющая опыт участия в молодёжной политике, общественных организациях и политических партиях.

К сказанному стоит добавить предложение, высказанное экспертами Ульяновской области – наделить правом законодательной инициативы региональные органы молодёжного самоуправления. Такая возможность увеличит значимость этих органов, которые сегодня в большинстве регионов созданы «для галочки» и никакого влияния на решение молодёжных проблем не оказывают.

Непосредственно перед общим заключением по Стратегии находится раздел «результаты и оценка эффективности». Здесь следует сначала сказать о том, что на первых страницах стратегии подчёркивалась необходимость перехода от старых количественных критериев, таких как «охват», «включенность», «доступность» к принципиально иным, качественным изменениям. С одной стороны, акцент на качество необходим. Но возникает вопрос о критериях, которые абсолютно не проработаны. Формула, предложенная относительно расчёта «человеческого капитала», как уже говорилось, вызывает сомнения, к тому же отражает только экономическую сторону дела.

«Нравственный капитал», если таким термином обозначить гражданско-патриотическое, ценностное и семейное воспитание, вообще трудно поддаётся измерению. Очень много предложений по данному вопросу было внесено экспертами различных вузов и регионов, и их следовало бы принять во внимание.

Тот результат, который обозначен как цель – «формирование поколения», тоже требует необходимости оценки определёнными критериями: насколько конкурентоспособное выросло поколение, каковы его моральные ценности, здоровье и т.д. И здесь нельзя обойтись без старых количественных данных о «вовлечённости» – например, в регулярные занятия спортом или в волонтёрскую деятельность. Одним словом, вопрос о критериях нуждается в самой серьёзной проработке.

Следующий аспект, рассмотренный в этом разделе – тот самый «активный сценарий», который только и может привести молодёжную политику к необходимому результату. Такой подход представляется единственно правильным. Мало того, в Стратегии подчёркивается необходимость его форсированной реализации. Такое настроение разработчиков Стратегии остаётся только приветствовать.

*   *   *

Подводя общие итоги анализа Стратегии, следует сказать о нескольких выводах. Во-первых, это первая серьёзная попытка государственной власти в отношении развития молодёжной политики. Даже в нынешнем виде, как отмечалось ранее, Стратегия жизнеспособна, а это очень важно. Намечена правильная последовательность действий – Стратегия, Федеральная Программа, Федеральный Закон. Логичным выводом должно стать признание приоритетности этой сферы и создание специального органа исполнительной власти.

Во-вторых, и об этом тоже говорилось, Стратегия нуждается в серьёзной доработке. Это касается не только отдельных сфер, но и критериев оценки, механизмов реализации и даже общих принципов. Как известно, всякая стратегия реализуется через тактику. Этот вопрос необходимо очень тщательно продумать.

В-третьих, при доработке Стратегии следует уделить самое пристальное внимание нескольким аспектам, которые имеют огромное значение, но затронуты незначительно. Это работа в информационном поле (СМИ и интернет), это региональная специфика, это межрегиональное взаимодействие, и, наконец, минимизация возможности коррупции при её реализации.

Если всё сказанное будет принято во внимание, тогда можно уверенно говорить, что молодёжная политика в России будет иметь блестящие перспективы. Что касается настоящего момента и нынешнего варианта Стратегии, начало положено правильное, вектор выбран верный, но главное, как говорит русская пословица, – «не забыть про овраги», благо на бумаге всё вышло очень даже неплохо.

 

Евгений Леонов,
кандидат исторических наук
Pin It